Спасаем архитектурное наследие России
Почему северные храмы спасают волонтеры-москвичи, а не северяне?
Таким вопросом задалось информагентство REGNUM. И адресовало его руководителю фонда «Вереница» Маргарите Баевой.
«В огромной Архангельской области сейчас около миллиона жителей, но в маленьких деревушках, близ которых и находятся наши уникальные деревянные храмы, обычно проживает от одного до ста жителей, – отвечала Маргарита Баева. – Из них процентов 70 на пенсии. Как могут они восстанавливать эти храмы? Посильно помогать — да. В деревнях сложно с медицинской помощью, с транспортом, с работой.

Деревянное зодчество Русского Севера — достояние не только нашей страны, это мировое культурное наследие. Поэтому никакой обиды на северян нет, они подключаются активно: выходят на субботники, приглядывают за храмами, собирают средства, пусть и небольшие, в коробочки в сельских магазинах, подкармливают волонтеров и мастеров».

«Участие не взвесишь, – отмечает руководитель «Вереницы». – Иногда доброе слово, коробка огурцов, распространение краеведческой книги о храме очень поддерживают».

Отвечая на вопрос о взаимодействии с госорганами охраны памятников, Маргарита Баева заметила, что «все силы у нас уходят на организацию работ, оформление разрешений, сбор средств, на описание процессов спасения храмов в сетях. Поскольку в фонде люди трудятся на общественных началах, значит, где-то они должны зарабатывать средства на себя, семью и на храмы. Поэтому времени на частые переговоры с чиновниками у нас нет. Когда-то давно, на заре «Вереницы», я регулярно посещала конференции по проблемам деревянного зодчества, подписывала какие-то воззвания. Толка не было. Поэтому мы стали практиками. Разрешения оформляем через Инспекцию по охране памятников Архангельской области, здесь нет проблем».

Маргарита Баева считает, что местные власти и СМИ могли бы уделять больше внимания волонтерам, спасающим памятники в регионах. «С Бережной Дубровой грустно получилось. Очень хотелось рассказать Плесецкому району об уникальных двухлетних работах по консервации памятника XVII века. Ведь храм и на Кижи похож. И работы обошлись «всего» в 75 000 рублей — весь мир помогал, из Франции 1500 рублей пришло. Питерские пенсионеры после одной публикации в инстаграме копеечки посылали... Я писала в разные местные СМИ: никто к мастерам и волонтерам не приехал. Обидно. Конечно, хочется «прямой связи» с начальниками по культуре, чтобы от них звонили и спрашивали: «Ребята, какие планы? Чем помочь?»».

Но помощь волонтерам, по словам Маргариты Баевой, часто неожиданно и всегда бескорыстно оказывают простые жители северных деревень: «Сижу в позапрошлом году у разрушенного моста в почти убитой деревне в Онежском районе. Товарищи на часовне. Дождик, прохладно. Грущу: ни жилья, ни поддержки здесь не будет, наверное — даже дорожки по деревне не прокошены. Идет женщина. Изумляется: «Как же вы в палатках, холодно же?» Сует в руки ключик. В этом году перекрыли на часовне крышу, жили в прекрасном доме. И уроженец деревни будет поддерживать материалами, и проект реставрации зреет.

А в Вельске жительница дальней деревни, приехавшая купить ребятишкам обновки к школе, докупает краску для кровельщиков — не рассчитали. В Кисловодске хормейстер филармонии, прикипевшая сердцем к родным местам, со своей скромной зарплаты откладывает 500 рублей в месяц и уже много лет посылает на храм. Это дорогого стоит. Кто-то круглогодично принимает добровольцев, кто-то молится в холодном пустом храме и не падает духом, кто-то по копеечке собирает пожертвования и гордится, что храм «живет» на свои, местные средства. Мы лишь немного добавляем».

Руководитель «Вереницы» рассказала о состоянии дел на двух знаковых памятниках деревянного зодчества Архангельской области, на которых работают волонтеры фонда – храмах в Зачачье и Бережной Дуброве.

«У Никольского храма в селе Зачачье тяжелая судьба. И мы не сразу взялись за противоаварийные работы: очень большой объём, а высота какая… За три года мы с АНО «Традиция» и артелью «Новое Старое» заделаем все течи, укрепим конструкции. А дальше общество должно решить, будет ли выход в реставрацию, удастся ли спасти этот памятник не только деревянного зодчества».

«С Бережной Дубровой на некоторое время все неплохо: противоаварийные работы проведены. На реставрацию там решиться трудно: храму грозит полная переборка. Но у памятника много добрых друзей, переживающих за него. Наши товарищи уже третий месяц потихоньку там проводят субботники по очистке территории вокруг храма от строительного мусора, объединяют людей».

«Сейчас у нас 17 подшефных храмов и часовен, несколько старинных домов. Одну часовню на реке Сюма в Шенкурском районе мы уже спасли, была полная переборка. Вторая часовня в Плесецком районе сейчас в работе, к концу подходят десятилетние реставрационные работы на Никольском храме в Гридинской Вельского района. Еще на одном храме XVII века в селе Волосово готовимся к реставрации.

Последние два года посвятили спасению храмов XVII века. Самое страшное, что им осталось жить недолго, почти все в плохом состоянии. Оформляем разрешения и латаем, но сколько продержатся эти заплатки? Сколько можно перекрывать несчастные крыши? Конечно, про бедственное положение храмов XVII века надо писать! Это Волосово, Бережная Дуброва, Задняя Дуброва, Пермогорье, Малошуйка, Пурнема, Красная Ляга. Их не так много осталось», – подчеркнула Маргарита Баева в интервью ИА REGNUM.

Источник
Больше новостей