Объекты внимания

Хворостьево. Троицкая церковь

нормативное наименование: Церковь Троицы, кон. XVIII в., 1921 г. (в составе ансамбля усадьбы)
адрес: Тверская область, Торопецкий муниципальный округ, с. Хворостьево
охранный статус: объект культурного наследия федерального значения
предмет охраны: не утвержден
собственность: федеральная
пользователь: информация отсутствует
Троицкая церковь в Хворостьеве под Торопцем — это еще один объект, включенный в госпрограмму Минкультуры России по нашим предложениям. В 2023 году храм был законсервирован.
Троицкую церковь можно охарактеризовать как одну из изысканных архитектурных затей времен Павла I, которых в силу краткости эпохи наперечет. Храм возвел в своей усадьбе влиятельный любимец императора граф Григорий Григорьевич Кушелев (1754-1833). Известна только дата освящения – 1820 г., но очевидно стройка началась вскоре после 1799 г., когда земли перешли к Кушелеву. После убийства Павла I в марте 1801 г. граф был отстранен от дел и вплотную занялся обустройством имений, где стал проводить много времени. В истории усадьбы Хворостьево еще много неясного. С 1930-х гг., с момента закрытия, церковь разрушается. На фото 1970 г. здание еще выглядит крепким, но нельзя не заметить первых серьезных трещин.
Очевидно, такую архитектуру проектировал какой-то талантливый столичный архитектор, близкий ко двору Павла I и окружению Кушелева, женатого на племяннице канцлера А.А. Безбородко. Для Безбородко и его родственников работали Д. Кваренги, Н.А. Львов, Л. Руска, для Павла I проектировал В. Бренна. Троицкая церковь своеобразна и местами странна. Исследовавший ее реставратор А.А. Галашевич заподозрил, что она была перестроена из уже стоявшего на этом месте старого здания. Об этом говорит асимметрия западной части на плане.
Внутрь прямоугольного объема виртуозно встроен овальный купол на пилонах, с перекинутыми между ними арками. Это смотрится как эффектный архитектурный театр. Карнизы, тяги и термальные окна – все вдохновенно нарисовано и уверенно сделано. Интересны роскошная отделка тонкой лепниной и отличная по качеству живопись, напоминающая манеру выдающегося художника В.Л. Боровиковского. На старых фотографиях видно, как все это щедро покрывало стены и своды.
Архитектуру легче понять, зная ее создателей. Заказчиком Троицкой церкви в Хворостьеве был Григорий Григорьевич Кушелев (1754-1833). Небогатый морской офицер из псковского рода, он с юных лет был знаком с цесаревичем Павлом Петровичем, который назначил его командовать своей гатчинской флотилией. Пока была жива Екатерина II, Кушелеву карьерный рост был закрыт. Чинами и богатством он целиком обязан Павлу I, за все время ни разу не прогневавшемуся на давнего любимца. За кратких 4 года правления Павла Кушелев стал графом, адмиралом и главой русского флота. Он женился на юной племяннице канцлера Безбородко, которой дядюшка завещал 10 миллионов рублей. Так бедный офицер стал одним из богатейших вельмож и зажил на широкую ногу.
В 1801 году Александр I отправил его в отставку, и адмирал вплотную занялся обустройством своих усадеб. Любимым его местом стал Краснополец, где Кушелев возвел огромный дворец и умер в нем в 79-летнем возрасте. Адмирал всегда с благодарностью вспоминал своего коронованного благодетеля, поддерживая дружбу с вдовствующей императрицей Марией Федоровной.
Неудивительно, что церковь в Хворостьеве по внутреннему устройству была уподоблена церкви в Михайловском замке – любимом детище Павла. Оба пространства имеют необычный овальный купол, парящий на арках между пилонами. Только в замковой церкви овал развернут не вдоль, а поперек иконостаса, осеняя отделенную от основного нефа купольную часть. По желанию Кушелева проектировавший усадебную церковь архитектор ловко обыграл узнаваемую тему любимого храма императора.
Еще о хозяевах Хворостьева. Адмирал Григорий Кушелев не став прославленным флотоводцем, известен как просвещенный аристократ, знавший толк в искусстве. Среди картинного собрания Кушелевых немало семейных портретов, на которых запечатлен он сам и члены семьи.

Адмирал был дважды женат. О первой супруге ничего неизвестно, у них была дочь Александра (1796—1848), в замужестве княгиня Лобанова-Ростовская. В 1814 году художник В.Л. Боровиковский написал их с мужем портрет, на котором выразительнее всех вышла собака. Вторая жена, 16-летняя Любовь (1783-1809), была племянницей канцлера Безбородко и увеличила состояние Кушелева на 10 миллионов. При дворе уверяли, что брак был не по расчету, а по любви. У супругов росли сыновья, Александр (названный в честь канцлера) и Григорий (в честь отца и деда).
Идиллия прервалась спустя 10 лет смертью графини. Боровиковский создал два больших портрета, изображающих по отдельности Григория и Любовь Кушелевых, каждого с сыновьями. В 1803-м был написан портрет жены с еще маленькими мальчиками, а когда она в 1809-м умерла, граф заказал свой портрет, но уже с подросшими сыновьями. Оба хранились у наследников и в 2014 году всплыли на аукционе Christie's. Авторское повторение второго находится в Новгородском музее. В 1827 году уже постаревшего адмирала писал другой талантливый портретист, Орест Кипренский.

Из этой семейной галереи наиболее известен портрет кисти Боровиковского, изображающий тещу адмирала Анну Ивановну Безбородко с двумя юными дочерьми, Любовью (будущей его женой) и Клеопатрой. Он находится в экспозиции Русского музея и иллюстрирует семейные добродетели эпохи сентиментализма. К слову, Клеопатра после смерти сестры воспитывала сыновей овдовевшего адмирала.
Проект Троицкой церкви в Хворостьево не сохранился или пока не найден, а имя архитектора в документах не обнаружено. С большой долей вероятности им был Луиджи Руска (1762-1822) – швейцарец из италоговорящего кантона Тичино на озере Лугано. Оттуда родом огромное количество знаменитых творческих людей, из-за чего Тичино называют «рассадником искусств». Руска приехал в Россию в 1783 г. по рекомендации Д. Кваренги, уже обосновавшегося в Петербурге. По-русски архитектора назвали Алоизием Ивановичем, его второй женой (первая умерла в 1795 г.) стала дочь французского скульптора Шарлеманя, сестра будущих архитекторов Иосифа и Людвига. Руска был назначен архитектором Императорского кабинета, а в 1802 г. – придворным архитектором Александра I. В 1818-м подал в отставку и уехал в Италию.

По стилю его постройки очень напоминают произведения главных мастеров русского палладианства Д. Кваренги и Н.А. Львова, иногда отходя от их монументализма в сторону большей легкости форм. Руска строил казенные здания в Петербурге, работал для Киева, юга России, немало замыслов осталось на бумаге. Сегодня этот талантливый зодчий несправедливо оказался в тени более знаменитых современников.
За 30 с лишним лет работы в Петербурге Руска многократно выполнял заказы русской аристократии. Свои отобранные лучшие проекты он с помощью гравера Ж. Тьерри издал в 1810 г. отдельным альбомом. В этом портфолио нет проекта церкви в Хворостьеве, но некоторые другие ее сильно напоминают. Помимо общего тяготения к прямоугольным композициям, сходства куполов и колонных портиков показателен часто повторяющийся тип трехъярусной колокольни. Колокольня в Хворостьеве практически полностью совпадает с той, что Руска спроектировал для графа А.Д. Гурьева в Покровской церкви подмосковной усадьбы Богородское (построена в 1807 г.).
Луиджи Руска был не только автором реконструкции Троицкой церкви, но и, видимо, проектировал для Кушелева всю усадьбу Хворостьево. Сейчас от нее остались руины служебных построек, из которых выделяется флигель слева от барского дома. Это внушительная постройка в строгих формах классицизма. По ее размерам можно судить о крупном масштабе комплекса. Дворец погиб в первые советские годы, хотя уже до революции в нем не жили. На съемке 1912 г. запечатлены пустые помещения с разобранными полами. По печам и деталям видны высокий уровень и изысканный стиль отделки. Дом представлял собой изящную палладианскую виду с портиком и бельведером. Его фасад перекликается с одним из чертежей Руски, с той разницей, что в реальности дом поднят на дополнительный этаж, трактованный как подиум.

Вероятно Руска проектировал и вместительный дворец Кушелева в его любимом Краснопольце (в 60 км севернее Хворостьева). Здание давно утрачено, не найдено ни одной его фотографии, есть только изображения, в т.ч. на портрете адмирала кисти Боровиковского. Дворец имел развитую композицию с боковыми крыльями, имевшими купольные завершения. Из чертежей Руски к краснопольскому дому близки варианты фасадов дворца Кочубеев в Диканьке на Полтавщине. Видно, что архитектор многократно разрабатывал схожую тему.
Руска был знаком с Кушелевым еще с 1797 г., когда занимался отделкой помещений в подведомственном адмиралу Морском кадетском корпусе. Но самой известной работой Руски по заказу семьи Кушелевых было здание Гимназии высших наук (затем лицея) в Нежине на Черниговщине (1805-1820 гг.). Гимназия была основана по завещанию канцлера А.А. Безбородко, стройку контролировал его брат (он же тесть Кушелева) Илья Андреевич. После его смерти семейное дело завершали сам адмирал и его подросший сын Александр, в 1815 г. ставший указом императора графом Кушелевым-Безбородко.

Казалось бы, какая связь у шедевров Эрмитажа с торопецким селом Хворостьево? Прямая, Эрмитаж обладает 317 картинами из собрания Кушелевых-Безбородко, одного из крупнейших и значительных по уровню в России. До передачи в Эрмитаж в 1922 г. коллекция находилась в Академии художеств, где насчитывала 466 картин и 29 скульптур. Логично предположить, что какая-то ее часть в пер. пол. XIX в. украшала комнаты хворостьевского дома адмирала Кушелева и его наследников.
Основу коллекции заложил канцлер А.А. Безбородко (1747-1799), вслед за Екатериной II покупавший в Европе старое искусство. Картины по наследству достались двум его племянницам, в т.ч. Любови Ильиничне Кушелевой. Ее муж, адмирал, сам был неплохим коллекционером и значительно увеличил семейное собрание. Страсть к коллекционированию унаследовали сын Александр (1800-1855), первый из графов Кушелевых-Безбородко, и внук Николай (1834-1862). Александр в 1846 г. открыл в своем петербургском доме на Гагаринской улице один из первых частных музеев. Николай, путешественник и друг многих художников, умер в 27-летнем возрасте, успев завещать коллекцию Академии художеств. Там была создана отдельная Кушелевская галерея, демонстрировавшая лучшую часть собрания.

Состав галереи разнообразен. Шедевры старых мастеров достались от Безбородко. Из них самые известные «Бобовый король» Йорданса и «Христос в терновом венце» Рубенса. Николай Кушелев-Безбородко собирал современное ему искусство, большей часть французское. Он лично знал многих его создателей. Благодаря кушелевской коллекции, Эрмитаж обладает первоклассными работами романтиков и барбизонцев – Делакруа, Коро, Добиньи, Руссо, Милле.
Текст: Андрей Чекмарев
Фото: Андрей Чекмарев, Виктория Попова, Pashkin с сайта sobory.ru


Тверская